Twitter response:

Родителям “особенных” детей